К букетам ↑
8 495 134-32-58
Онлайн консультант

Милый Алик

Милый Алик

История бесстрашного кактуса, который выбрал свободу

Представьте, что вы боитесь высоты и всю жизнь стоите на подоконнике — тогда вы поймете, что чувствует Алик — кактус, который живет на 11 этаже. Именно поэтому он так любит поговорить: пока рассказываешь свои истории и слушаешь чужие, забываешь о страхе высоты. Конечно, еще хочется, чтобы тебя кто-нибудь обнял, но об этом кактусу по понятным причинам мечтать не приходилось.

Жил Алик, натурально, в горшке, который ненавидел всеми кончиками своих иголок. «Во-первых, он меня полнит, — жаловался он как-то ночью фикусу Степану, который жил на другом конце подоконника возле батареи. — И потом, он ведь мне чудовищно не идет. Только существо, лишенное всякого вкуса, могло выбрать для зеленого кактуса синий горшок!»

Существом этим был Аркадий Ипполитыч, пожилой человек, у которого Алик жил сколько себя помнил. Когда-то Аркадий Ипполитыч был просто Аркашей, имел густые муаровые бакенбарды, работал аккомпаниатором в местном Доме культуры и приносил домой охапки роз, гвоздик и хризантем.

Этой страсти людей к мертвым цветам Алик никогда не мог понять: если в магазине — он точно знал — можно купить живой фикус, кактус или даже живые фиалки, — то зачем же люди постоянно дарят друг другу мертвые розы или тюльпаны? «Помилуйте, — говорил он Степану, — с ними ведь даже не поговоришь, их не съешь на худой конец, да и пахнет от них, как на похоронах!»

Фикус в ответ качал своими глянцевыми листьями, в которых отражались блики лунного света, и басил: «Ну не скажите, милый Алик, по-моему, пахнут они весьма привлекательно и, так сказать, пробуждают чувства! Вспоминается мне одна озорная настурция...»

Под длинную историю из романтической юности фикуса Алик заснул, но примириться с судьбой мертвых цветов так и не смог: всю ночь ему снилось, что Аркадий Ипполитыч вместе с приятелем своим Петром Лукичем пытаются изрубить его нежное зеленое тело на куски, чтобы гнать из него текилу. «Идиоты! Текилу гонят из агавы!» — закричал им Алик во сне — и проснулся.

Петр Лукич, забредавший иногда к Аркадию Ипполитычу на чашку чаю, когда-то работал капельдинером в Оперном театре и видел живого Козловского (не Данилу, а Ивана Козловского, великого русского тенора). Войдя в дом к приятелю, он всякий раз театрально вытягивал руку в сторону Алика и громогласно интересовался: «Ну-с, милейший, как поживает ваш суккулент?» «В моем доме, Петр Лукич, попрошу не выражаться!» — отвечал Аркадий Ипполитыч, и приятели в сотый раз от души хохотали над собственной шуткой.

Потом старички садились пить чай перед телевизором, и этого Алик не любил: по телевизору рассказывали про фашистов и хунту и показывали страшное, и если бы Алик так не боялся высоты, то обязательно в этот момент отвернулся бы к окну. Всякий раз после таких посиделок Алику снилось, что его бреют наголо и забирают в армию. «Постойте, так нельзя! — кричал он во сне. — Я же кактус!» «Ах, мой милый Алик, — ухмылялся в ответ тоже во сне Петр Лукич, правя опасную бритву об армейский ремень. — Тебе ведь прекрасно известно, что люди чертовски похожи на кактусы: мы тоже колючие снаружи и мягкие внутри. Так что из тебя выйдет отличный солдат!..»

А еще по телевизору передавали прогноз погоды, что давало старичкам повод для бесконечных разговоров, а Алика повергало в депрессию. «Ну объясните мне, — обращался он к фикусу Степану, пытаясь перекричать барабанивший по окну дождь, — почему в этой стране все постоянно говорят о погоде? Ведь она почти всегда одинаковая и всегда плохая! Что тут вообще обсуждать??»

Российская погода положительно не подходила Алику и подталкивала его к мысли о побеге. «На волю, в пампасы!» — мурлыкал он себе под нос и размышлял о том, как удобнее всего добраться до родной Мексики. Фикус Степан умолял друга не выходить из комнаты и не совершать ошибку: сам он страшно боялся сквозняков, кошек и режима апартеида, а потому мир за пределами подоконника и теплой батареи казался ему смертельно опасным.

Помощь Алику пришла неожиданно: соседская девочка Леночка, которую родители иногда оставляли на несколько часов с Аркадием Ипполитычем, выпросила у него в подарок кактус, и старик не смог ей отказать. Поначалу это был сущий кошмар: Леночка так обильно поливала Алика, что тот чуть насмерть не захлебнулся, а потом стала играть в Новый год и украсила его елочными игрушками. «И этих маленьких садистов называют цветами жизни!» — вздыхал Алик, стряхивая с иголок елочную мишуру.

Но вскоре кактус Леночке надоел, и она отнесла его в живой уголок в свою школу. Жизнь среди растений, насекомых и морских свинок подействовала на Алика благотворно и с новой силой пробудила в нем мечты о побеге: «Представь себе, — писал он Степану (они продолжали общаться посредством голубиной почты), — я познакомился здесь с симпатичной улиткой по имени Пенелопа, и она обещала подкинуть меня до Мексики! Только учти, говорит, я не очень быстрая. «Не беспокойся крошка, — ответил я, — мы, кактусы, на воле живем 300 лет! Так что у нас вагон времени!»

Желая и вам кактусового долголетия, мы все же советуем поторопиться: у нас в Ecoflowers сейчас есть три вот таких удивительных букета — и это предложение не будет длиться вечно.

Флорист-консультант
Флорист-консультант 8 800 333-32-58
0

Здравствуйте!

Меня зовут Юлия. Если у вас появятся вопросы — буду рада помочь.

Кстати, если закажете цветы прямо сейчас, то завтра к 11:00 они уже будут доставлены.